Вся правда о поезде Санкт-Петербург — Астрахань

Сегодня отмечают профессиональный праздник железнодорожники, люди в оранжевых жилетах. По этому поводу рассказываем интригующую историю, которая случилась в обычном поезде с сообщением Санкт-Петербург — Астрахань.

Итак, Саратов, 3 августа.

Город после адского ливня. Мы с мамой едем в машине из области на вокзал. У неё — оперированная нога, костыли, чемодан и две сумки. У меня — рюкзак, открытый сайт РЖД и саратовский друг Ромка на связи. До поезда, в который мы планируем сесть, четыре с небольшим часа, а у нас на руках только один билет в плацкарт. Мой. Обстоятельства сложились так, что мама после операции не попала на запланированную реабилитацию и из выходов — срочное возвращение домой. Такой расклад кажется пока нереальным, поскольку после такого хирургического вмешательства врачи настаивают на спецкупе в спецвагоне.

Естественно, за четыре часа до прибытия поезда купить билеты не то, что в спецкупе, в плацкарт сложно. Но мы не из слабаков. Мониторим активно сайт пока едем в город: вдруг выкинут остатки. Водитель специализированного такси Аркаша, видя весь треш ситуации, звонит знакомым парням на саратовский вокзал, чтоб тебе «вот прям щас» выходили встречать нас с коляской к парковке. Приезжаем, парни уже наготове. Помогают маме перебраться в кресло, берут чемоданы и костыли. Она шлёт воздушный поцелуй Аркаше за содействие и скрывается за дверями вокзала. Я бегу следом через КПП. Ещё по дороге наш водитель порекомендовал сразу пойти в вип-зал вокзала, якобы там есть все условия переждать спокойно маме, пока я буду решать вопросы с билетами. Так и делаем: на второй этаж тут есть подъёмник для колясочников.

60 р. за час в вип-зале

кажется мне чем-то нереальным. Плачу, оставляю маму успокаиваться, пить кофе и ждать меня с решением. Сама убегаю к кассам, где меня уже поджидает друг. Глядим на очередь и одновременно направляемся к терминалам: впервые в жизни решаюсь покупать посадочные на поезд через эту шайтан-машин. Открываем в поиске поезд «Санкт-Петербург-Астрахань» и со скрещенными пальцами просматриваем вагоны, где есть места в одном купе, чтобы я могла ухаживать за мамой. И находим: 18-й вагон. С распечатанными билетами мчим к маме, чтобы она окончательно успокоилась. Отдаём, бежим за перекусом. Когда возвращаемся, вижу, что она уже болтает с какой-то женщиной, поглаживая её по плечу.

— Конечно, Галечка, как скажете, — улыбается недавняя пациентка.

— Ольга Николаевна, даю вам самых красивых мальчиков, — смеётся в ответ Галечка.

Оказалось, что девушка в белой рубашке, наклонившаяся к маме, — начальник вокзала. Она уже связалась с питерским поездом и предупредила начальника и проводников об особенном пассажире. Нас там уже ждали. По какой-то невероятной случайности, 18-й вагон, в который нам удалось купить билеты, оснащён подъёмником. К прибывающему поезду нашу астраханскую команду вызывается провожать целая делегация. С самыми красивыми мальчиками, как и обещала Галина. Сразу же по прибытии на перрон выбегает четверо проводников, которые оперативно опускают подъёмник, помогают закатить на него коляску. Я захожу с другой стороны вагона, прохожу в купе. Там уже подготовлены места, проводница заходит с постельным бельём и говорит, что сейчас его застелет.

— Чего? — говорю я, пока Ромка укладывает сумки.

— Бельё, говорю, сейчас вам застелю, — недоумевает проводница.

— Э-э-э, я сама, — гляжу на друга, он пожимает плечами.

Мама заходит на костылях при поддержке тех самых мальчиков. Игриво улыбается, благодарит, и, конечно, целует на прощание. Парни желают нам счастливого пути, и, смущённые, покидают вагон. Ещё 20 минут и поезд трогается с перрона. Мы едем в Астрахань. Девушка в нашем купе, Аня, отдаёт мне своё нижнее место и даже не принимает отказов, потому что «так надо, Наташ». Через пять минут заходит все та же проводница, и предлагает ужин на выбор: кашу или блины, которые включены в стоимость. 

— Э-э-э, — снова произношу я, а проводница, наверное, уже сочувствует моей маме за такую тормозную дочь. Но улыбается. Мы ужинаем, мама отправляет меня к титану за кипятком и купить пакетик кофе.

— Мама меня за кофе отправила, — говорю я, обращаясь в первое купе. Все та же «железнодорожница» в пилотке поворачивается ко мне:

— Та щас сварю. Со сливками?

— Э-э-э-э, — уже привычно выдаю я и мчу к себе в купе, — Мам, тебе кофе сейчас сварят. Не спрашивай меня ни о чём. В усиливающемся недоумении лезу в телефон, почитать статейку перед сном. Пиликает, что сел. Я лезу за зарядкой в сумку и уже собираюсь выходить, как соседка останавливает меня:

— Тут розетки под столом, — говорит Аня.

В общем, к этому моменту я тоже уже ментально скатываюсь туда же, под стол. Когда проводница приносит свежесваренный кофе в купе, мне хочется спрятаться от неё и всего происходящего под одеялко. Вдруг она ещё и душ предложит?

— Если вам необходимо, тут в конце вагона есть душ, — выстреливает контрольным провожатая и захлопывает быстро дверь купе. Соседка Аня смеётся сверху.

Чуть позже я нахожу в своей сеточке одноразовые тапочки, и ещё к нам приходит электрик, который прикручивает кондиционер.

Проснувшись утром уже где-то в районе Аксарайска, я понимаю, что эта поездка уже стала самой запоминающейся в моей жизни и что обязательно расскажу о ней на страницах Двора. Что отблагодарю и Галину с саратовского вокзала, и красивых мальчиков, и проводницу, и соседку Анечку. Что не буду акцентировать внимание на здоровой девушке, которая случайно купила билет в купе для инвалидов и отказалась поменяться с лежачим больным — парнем после операции, ехавшим через купе от нас с мамой. Что скажу: люди в нашей стране разные, но как здорово встречать потрясающих. Слышите, люди в оранжевых жилетах (даже ментальных), вы потрясли меня до глубины души. С вашим праздником, спасибо!

Заглавное фото сделала, когда прощалась с другом у поезда. Он назвал его «Антихрупкость».

А теперь включайте эту песню.

Комментарии
Все комментарии.
Комментарии