Спрятанный баран и жженный кизяк: чем удивила Калмыкия на первом гастрофесте

28 сентября в элистинском парке ставили юрты, жарили мясо и бросались кизяком. Астраханские журналисты побывали на гастрономическом фестивале в Калмыкии, полюбовались горящим абсолютным злом и узнали, где в Элисте можно достать холодное оружие с историческим шармом и как незаметно испечь барана.

Программа мероприятия оказалась насыщенной – мастер-классы, игры, концерт, дегустации, обряд и многое другое. Гастрономический фестиваль «Makhan fest» напомнил, что Калмыкия зовет в гости не только на тюльпаны. Гости фестиваля остались довольными и сытыми даже несмотря на дождь, распугавший некоторых участников.

В мясо

На фестивале жег сердца, но не мясо шеф из Питера – Роман Редман. Рома – один из четырех специалистов по говядине всея Руси. Он много путешествует, радует мясоедов эффектной брутальной подачей и сочной говядинкой, иногда даже лишает убежденных веганов издержек их диеты.

Как позже рассказали организаторы – заполучить повара на фестиваль не так просто. Они искренне рады, что шеф принял предложение, ведь Роман соглашается только на то, что ему реально в кайф.

После фестиваля Рома сообщил, что местный колорит и конкурсные работы поваров из «Легенды» ему понравились. Удивили шефа гостеприимство, калмыцкий чай с ребрышками и традиционная еда.

Не вся калмыцкая еда мне понравилась, у меня другие вкусовые предпочтения. Все жирное достаточно. Но прикольно. Напоминает что-то советское домашнее сытное и классное.

Джомбу в хату

Помню, как мой дедушка кидал в ассам с молоком масло и конфеты и в шутку называл это калмыцким чаем. Джомба – знаменитый калмыцкий чай – традиционно готовится с молоком, маслом и солью. На чайной церемонии гастрофеста желающие могли попробовать более редкие виды джомбы – с бараньими ребрышками, бараньим жиром и с цампой (мукой).

Найди барана

Организаторы заморочились и угостили гостей фестиваля кюром. Этот деликатес доступен не каждому калмыку из-за сложности приготовления. По легенде блюдо придумали пастухи, которым не хватало еды на пастбищах. Чтобы хозяева не заметили одного из барашков, нелегально зажаренным на костре, они готовили мясо под костром – в яме с горячими камнями. Пекся барашек примерно сутки, а смекалистые пастухи с невинным видом сидели у огня. По словам организатора Александры, мало кто в Калмыкии умеет готовить кюр. В этом деле много тонкостей, вроде расчета времени и правильной глубины ямы. Каких-то курсов по готовке деликатеса пока еще нигде не дают. Самый популярный способ узнать, как готовить кюр – родиться в калмыцкой семье и выпрашивать дедушку или папу научить тебя.

Кибитки

Некоторые павильоны устроили внутри юрт или кибиток. В одной из них с помощью переводчика нам рассказали, что хозяева не только продают в юрте сувениры, но и живут. В соседней кибитке подтвердили, что это была не шутка: некоторые калмыки до сих пор практикуют кочевое скотоводство. Их не много, и образ жизни не совсем такой же, как у степных предков – вместе с переносным жилищем кочует и электрический генератор.

На фестивале, кроме сувениров, кибитки скрывали фудкорт и даже небольшой музей.

«Чемпионат мира по метанию кизяка»

На территории парка разбили несколько спортивных площадок. Здесь представили и игру в альчики, и перетягивание шкуры, и головоломки. Больше всего внимание притянул «чемпионат по метанию кизяка».

Кизя́к — высушенный или переработанный навоз

Соревнование создало много шума еще до самого фестиваля. «При согласовании программы было много разногласий. Кто-то не понимал: что это за мероприятие – какашками кидаться?» — рассказывала Гиляна – организатор фестиваля. Зато в итоге игра собрала приличную толпу «спортсменов» и болельщиков. Веселились здесь не только дети, но и взрослые. И если в начале кто-то стеснялся, брезговал и просил перчатки, ближе к финалу все вошли в раж и стало уже как-то все равно. Чемпионов, забросивших больше всего кизяков в корзину, наградили кубками и медалями.

Кстати, метание кизяка не имеет ничего общего с традиционными калмыцкими играми – соревнование устроили ради смеха.

Крутой лук

Александр Дорджиев помогал желающим почувствовать себя настоящим воином – освоить стрельбу из лука. Образ лучника дополняли доспех, оружие ближнего боя и прочий ойратский антураж рядом со стрелковой зоной. Мужчина неожиданно, но скромно признался, что доспехи и оружие вокруг они с друзьями изготовили самостоятельно.

Ойраты – группа близкородственных монгольских народностей.

Александра захватывает история ойратов. Сам он почти сразу научился стрелять из лука, когда друг показал ему технику. Потом стал обучать людей. «Это зависит от желания, есть ли оно у тебя в сердце. У кого-то это есть, у кого-то еще нет, у кого-то никогда не будет» говорил Александр.

Как горит кизяк

Рядом с парком выросли две кучи навоза. Нет, они появились не из-за «метателей кизяка». Их выложили специально для обряда сожжения. Одна из куч изображала «абсолютное зло» – Хар Мангаса. Этот обряд стал для участников и гостей фестиваля уникальной возможностью избавиться от скопившегося негатива. Для этого нужно было только написать об этом негативе на листочке и кинуть записку к горящему чучелу.

Вторая куча была собрана на железных листах в форме тенгрианского символа упорства и целеустремленности.

Сырой после дождя навоз долго разгорался, но зрелище впечатляло. На огонь можно смотреть бесконечно. Особенно если горит кизяк.

Текст: Даша Волкова

Иллюстрации: Настя Андреева

Рейтинг
( 12 оценок, среднее 4.67 из 5 )
Дворовая Команда
Дворовая Команда / автор статьи
Загрузка ...
Dvor Media