Преподаватели тоже люди. Истории о том, каково нас учить

По ту сторону баррикад

Когда я стала спрашивать друзей о смешных школьных историях, они вспомнили все, кроме смешных школьных историй.

Обиды, двойки и «А вот в шестом классе я всю ночь учил, а меня не спросили» почему-то затмевают положительное и крутое. Возможно, это происходит потому, что мы заточены под запоминание плохого – психология, господа, ничего личного.

Ребята с вашего двора решили, что не будут это терпеть, и собрали услышанные в разное время истории педагогов. Давайте перенесемся по ту сторону баррикад и посмотрим, каково это на самом деле – нас учить.

Мария Викторовна, 50 лет, учитель средних классов

Дело было сразу после моего выпуска из вуза. Я стала работать в одной из астраханских школ. Руководство тогда не нашло ничего лучше, как отдать молодому преподавателю самый сложный класс. От него отказались все, кто мог. Дети очень сильно ругались матом и хамили. С ними отказывались работать. Когда ребята увидели учителя ненамного их старше, они сказали: «Ха, да мы столько училок до вас уволили».

Фото: Павел Симаков

Это было трудно, но я работала и справилась. На моих уроках класс перестал материться, да и ругань от детей стали слышать реже.

Лет через 20 я встретила одного из тех учеников.
– Как вы всё-таки тогда с нами справлялись здорово, – сказал он.
– А что я такого делала?
– Как что? Если мы начинали бузить, вы спрашивали: «Сам понял, что сказал?» И мы по-настоящему задумывались, что говорим.

Светлана Геннадьевна, 56 лет, преподаватель вуза

Фото: Павел Симаков

Был период, когда мне ставили поздние пары, часов до девяти-десяти. Все уже дома сидят, смотрят сериалы, а мы со студентами сидим над книгами. Был в одной из групп харизматичный мальчик, мы жили с ним в одном районе. После занятий он часто говорил: «Вот будет у меня своя машина, буду вас домой отвозить, чтоб вы с такси не мучались». С тех пор прошло лет 15-20. Недавно я встретила его снова. «Ну что, купил машину? Кто меня подвозить будет?» – спрашиваю. А он отвечает: «Какой там, все никак не сложится, возьму, и вы будете первыми». Так я и езжу на такси после поздних пар.

Анастасия Юрьевна, 27 лет, педагог дополнительного образования

Всегда довольно интересные вещи случались, когда мы выезжали в Москву. Я всегда, особенно в первые поездки, перестраховывалась, очень все продумывала. Но в жизни всегда есть место чудесам.

фото Юлии Афониной

Однажды посреди ночи в гостинице в журналистском лагере потерялся ученик. Комната заперта, внутри (вроде бы) никого, ключа нет, и мальчика нет. Обход по этажам результата не принёс. Хорошо ещё, что ночь — обычно время, когда журналисты работают, а не спят, поэтому никому мы почти не мешали.

После нескольких кругов по этажам моя ученица снова постучала в дверь комнаты, но не просто громко, а очень громко, и выяснилось, что ученик спокойно спал. И заперся изнутри.

Ему очень повезло, что после всей беготни я была слишком измотана, чтобы эмоционально отреагировать.

Дина Шунгулова, 21 год, студентка

Это было в 11 классе. Наша учительница по химии, она же и наш классный руководитель, заболела раком. Но она до последнего ходила на работу, потому что школа была для нее роднее дома. Она всю свою жизнь работала учительницей. Очень строгая, порой до крайностей. Иногда умывала девочек, если они приходили накрашенные. Заставляла учить в коридоре тех, кто не сделал дз. Многие ее боялись.

Она из разряда тех учителей, которым не знаешь сколько лет и они учили еще твоих бабушек. Большинство ее терпеть не могли. Но потом мы поняли, что она очень предана своему делу. Даже если бы ей не платили, она бы все равно приходила на уроки.

На последнем звонке мы встали под ее балконом и пели песни. Я плакала. Не знаю, правильно ли это было. Но я думаю, она должна была узнать, что мы ей благодарны.

На ее похороны пришло очень много людей. Люди приезжали с разных городов и стран, все ее ученики.

Наверное, с возрастом лучше понимаешь, почему такие учителя очень строгие. Они просто хотят вложить в тебя самое лучшее, сделать из тебя профессионала. Ее ученица заняла первое место на олимпиаде по химии сначала в России, потом в Греции.

За полгода до ее смерти мы сняли о ней короткометражку.

Честно покаюсь: я учусь на педагогическом. Недавно нам сказали, что если мы не простим своего нелюбимого учителя, рано или поздно мы станем на него похожи. И это относится ко всем, не только к преподавателям. Так стоит ли погружаться в болото неприятных воспоминаний, если есть возможность плавать в океане хороших? Тем более что по ту сторону баррикад такие же, как и мы, люди.

Заглавное фото: Юлия Афонина

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Индира Захаряева
Индира Захаряева / автор статьи
Загрузка ...
Dvor Media