От бушлата до ушата

Не помню, чтобы в Астрахани июнь был таким хмурым и мокрым. Держа платье за подол, я перепрыгиваю очередную лужу. Руки уже покрылись мелкими мурашками, ноги в сандалиях заледенели. Хорошо, что до моей цели осталась всего лишь пара метров – уж там-то я точно согреюсь. Бородатый мужичок с буравящим ироничным взглядом и в льняной одежде встречает меня у огромных деревянных ворот. Захожу во двор и в ту же секунду погружаюсь в мягкий запах затопленной печки и трав. Сегодня мне предстоит действительно удивительное утро – мастер-класс по банному парению в рамках проекта для журналистов «МК от МК». Пока жду коллег, беседую с хозяином бани.

Отставной офицер возрождает банные традиции в Астрахани

Фото: Дмитрий Михненко

Как подполковник Климов стал Петровичем

Живя в век технологического прогресса, мы все больше отдаляемся от того, что называется связью человека с природой. Бетонные коробки многоэтажек, мобильные устройства, еда из супермаркета – все это стало для нас нормой существования. Большинство из нас может посокрушаться на этот счет, а потом, махнув рукой, продолжать жить с прогрессом. Но есть единицы, решившие «обнулиться» и вернуться к корням. Такой человек как раз стоит передо мной, помешивая угли в самоваре.

Раньше Евгения многие знали как подполковника Климова. Служил в милиции со дня образования СОБРа. Работал заместителем командира ОБДПС-1ГАИ, был заместителем начальника в РОВД по Кировскому району области. Больше двадцати лет Евгений посвятил службе. Уйдя на пенсию, понял, что еще слишком энергичен для пенсионера. Тогда в голову и пришла мысль заняться банным искусством.

— Заскучал я на пенсии, это верно, — рассказывает Евгений. — Но путь к единению с природой был не быстрым. Сначала я попробовал себя в привычных современному человеку направлениях: работал в страховом бизнесе и даже в администрации города Астрахани. Париться в бане я всегла любил, но в какой-то момент понял, что хочу знать больше. Два года посвятил изучению основ банного искусства. Сегодня уже не могу себя представить другим. Вот так подполковник Климов стал банщиком Петровичем. Потому что в бане или по отчеству, или на «ты».

Наставниками и учителями Евгения стали один из организаторов школы банных основ «Татар Мунчасы» Ильгиз Латфуллин из Татарстана и пpезидент первой банной компании BORRAS Александр Марченко из Сочи. Освоив банные премудрости у мастеров, Петрович задался целью возродить банные традиции в Астрахани.

— С названием баньки, правда, была заминка. Но друзья, пришедшие на тестирование банного таинства, безоговорочно дали название «Царская банька». Так и сказали: как корабль назовешь, так он и поплывет, а, мол, мои процедуры на все сто процентов соответствуют царским.

Я слушаю своего собеседника и никак не могу взять в толк, о каком банном искусстве он говорит. С детства я привыкла, что баня — это такая забава сельчан. Затопил субботним утром, пришел после сенокоса или дойки коров, попарился, попросил зятя пройтись березовым веником по спине — вот и все искусство. Но глядя на то, с какой заботой и вниманием Петрович перебирает веники, приготовленные для журналистской братии, понимаю, что все не так просто.

Четыре стихии

Мелкий дождик постепенно превращается в ливень. Вот уж точно не июнь — только изредка мелькающие одиночки-мошки на увитой виноградником веранде напоминают об астраханском лете. Дождавшись коллег, подписавшихся на банный эксперимент, захожу внутрь сруба. Контраст мягкого обволакивающего тепла с холодной, промозглой улицей ощущаю даже кончиками волос. Пожалуй, в такой бане я еще не была. Перед парилкой — просторная комната с большой печкой и огромным деревянным столом, уже накрытым для гостей. Тускло светит лампочка, на полу лежит тканый ковер, на скамейках — льняные подстилки. На беленой печи висят охапки трав и маленькие венички, в воздухе слышится дровяной запах. Прежде чем отправиться в парилку, Петрович проводит с нами беседу.

— Гостей предупреждаю сразу: убирайте свои гаджеты подальше, — тихим, но твердым голосом начинает он. — Баня не любит суеты. У меня, видите, даже часов на стенах нет. Здесь время замирает и торопиться ни к чему. Знаете, почему я решился однажды стать банщиком, хоть многие и не понимали меня? Да потому что не было в астраханских парильных заведениях истинного духа: не успеешь выйти из парилки, отдохнуть как следует, как тебя гонят, потому что другая компания подоспела. К сожалению, многими владельцами преследуется только финансовое обогащение, а что же людям? Ничего… В бане душа должна быть, хорошая аура, банная философия соблюдаться, культура и этика.

Вообще-то я еще ни разу не слушала лекцию перед тем, как зайти в парную. Но у Петровича такой ритуал: рассказывать о традициях и процессах, которые происходят с человеком во время парения. Попивая горячий чай из самовара, мы с коллегами узнаем, что баня — это место, где встречаются все четыре стихии, способные дать человеку то, что наши предки называли словом «лад».

— Все в бане взаимосвязано: очаг, камни в каменке, банный дух, который поддается на камушки, водица, которая является носителем информации, — продолжает хозяин, в парильной шапке больше похожий то ли на лешего, то ли на шамана. — И, конечно, веники. В них здоровье, сила, потому что режут их аккурат на Троицу, когда деревья полны сока. Вот при таком сочетании и запускаются в организме процессы, способные исцелять и тело, и голову. Да, Наташа, это к тебе относится. Мысли у тебя в голове прямо как пчелы в улье роятся.

Вот тебе раз, думаю я. Как же он угадал-то? Но спросить не успеваю, потому что      Петрович уже открывает парилку и приглашает на первый «привыкающий» заход. Здесь темно, на скамье расстелено мягкое сено, а влажный пар с первых секунд забирается в легкие, растекаясь по всему телу. Кажется, что выдержать такую жару не хватит сил, но время и правда каким-то образом замирает. Мы с коллегами молчим, по совету банщика закрыв глаза. И в момент звенящей тишины к шипению воды добавляются сначала едва слышные, а затем все более четкие, чистые звуки. Словно где-то далеко бьют в колокол. А потом этот звук становится все ближе, пока, наконец, не ощущается всем телом. Ничего не понимая, я просто отпускаю мысли в свободное плавание.

Петрович, кто ты?

Выходим из парилки все немного ошарашенные. Петрович, пару минут назад нагонявший на нас едва ощутимый жар, уже наливает новую порцию чая. На наши вопросительные лица отвечает кивком: подождите, мол, сейчас все объясню. Оказывается, в парной банщик не только машет вениками, но и настраивает на нужный лад звуками. Для этого он использует тибетские чаши, варган и собственный голос.

— Вода очень четко реагирует на звуки. Она наполняется гармонией и заряжается положительной информацией от звучания чаш, колоколов, варгана. Ну а мы-то с вами на 90% состоим из воды, поэтому вы и ощутили в парилке такую необычную реакцию.

— Петрович, кто ты? – не удерживаюсь я. Но наш хозяин только улыбается.

Во второй и третий заход банщик уже парит нас вениками. Березовыми, дубовыми, эвкалиптовыми. Само парение тоже не похоже на то, что я видела раньше. Каждое движение Петровича словно танец — все четко, красиво, эстетично. Я узнаю, что березовые веники снимают напряжение с мышц и суставов. Оказывается, раньше парение в бане даже входило в программу подготовки олимпийцев. Хотелось бы мне задержать мысль на этом факте подробнее, но не могу, голова постепенно избавляется от всех идей и впервые за очень долгое время не думает ни о чем. «Царские» процедуры продолжаются в ледяном бассейне, окунуться в который после парилки — невероятный шок для организма.

Часом спустя мы всей компанией, напаренные, очищенные и исцеленные сидим на веранде. Сюда уже прокрался луч солнца — яркий и жгучий после дождя. Способность мыслить уже восстановилась, и я продолжаю закидывать вопросами нашего хлебосольного хозяина.

— Наташк, ты отдохнула бы, все равно все тайны я тебе за раз не выдам, — смеется Петрович, — напишешь ты свою статью, не волнуйся. Вот лучше селедки домашней попробуй. Каспийская.

Но кое-что, несмотря на сопротивление Петровича, мне все равно удается из него выудить. Интересно, что банщик два года проработал один, а после, как истинный мастер, взял себе ученика. Кирилл Дойников как губка впитывал все премудрости банных секретов. И после посещения Большого банного фестиваля на Красной поляне мужчинами было принято решение о вступлении в Национальную федерацию специалистов банного парения. Возрождение традиций в родном регионе так вдохновило их, что в 2016 году «Царская банька» стала инициатором первого астраханского банного фестиваля «Дух веков». А вскоре Кирилл принял участие в финале Чемпионата России. Петрович немного смущенно, но не без доли гордости рассказывает, что сейчас он с учеником готовится к выступлению на фестивале «Русь банная — 2017», который будет проходить в Московской области на территории банной деревни «Гуси-Лебеди». Иногда даже среди ночи просыпается, чтобы отработать движения.

Уходя, я просто обнимаю Петровича и благодарю за новые знания, интересный опыт и необычное состояние. Желая удачи на соревнованиях, понимаю, что пчелы в моей голове немного угомонились. Не знаю, правда, надолго ли…

Загрузка ...
Dvor Media