Другая Астрахань: что таит дельта?

Всего два часа на машине, два парома – и начинается другая Астраханская область. Засушливые степи остались далеко, а тут огромные деревья, заливные луга, много воды и… насекомых.

– Смотрите, мы в заповеднике, тут никого нельзя убивать, – говорит мне седой работник заповедника.

– Как бы не так, – отвечаю я ему и одним ударом убиваю на себе сразу двух комаров размером с небольшую муху.

Честно признаться, комары атаковали только на берегу. В лодке, на ериках, они меня уже не беспокоили. Когда плывешь среди деревьев и птиц, ловишь особенный дзен. Хочется вытянуть ножки, подставить лицо солнышку и плыть все ниже и ниже по ерикам, приближаясь к Каспию.

Сопровождают нас, журналистов, в этой поездке Максим Перковский, который работает в Астраханском заповеднике и знает все о птицах, и Мирослав Бабушкин – заместитель директора по научной работе Дарвинского заповедника. Мирослав в Астрахани в командировке.

Максим за штурвалом нашей лодки. Мирослав, тот что справа.

Мы неспешно плывем по ерикам и протокам, но за видимым спокойствием и умиротворением скрывается активная и очень важная работа — сохранение и исследование природы Астраханской области.

Зачем птице кольца?

В современном мире у ученых, кажется, совсем не осталось тайн. Однако и сегодня орнитологи по-прежнему не готовы ответить на вопрос, где зимуют Каспийские орланы-белохвосты.

Сегодня эта птица занесена в Красную книгу России, как вид с очень низкой численностью: на всей европейской территории России их обитает около 3 000 пар. Из них 800 нашли свой приют в Астраханском заповеднике. Чем мы, кстати, можем гордиться.

– А еще вы можете гордиться тем, что ваши белохвосты подпускают к себе так близко. Нигде в России вы больше не увидите птицу с расстояния 10 метров, – рассказывает Мирослав. – В нашем Дарвинском заповеднике (Вологодская область – прим. редактора) орлан не подлетает к человеку ближе, чем на 150 метров – птица боится человека. У вас все по-другому: здесь можно наблюдать за ними без специальной техники.

Видео: Астраханский заповедник

Еще одной особенностью заповедника орнитологи называют высокую плотность гнездования. На одном километре реки можно увидеть несколько гнезд подряд. А вот куда улетают появившиеся в низовьях Волги птицы, орнитологи не знают. А ведь эта информация помогла бы вести более планомерную работу по сохранению вида, корректировать охранные зоны.

Помочь ответить на этот вопрос должно кольцевание и чипирование орланов белохвостых. Первые «браслеты» на птичек надели в прошлом году. Отличительный знак астраханских белохвостов – это одно серебристо-зеленое и одно серебристо-синее кольца. На каждом колечке есть уникальный номер. Орнитологи записывают его, а также в каком гнезде был птенец, и, если есть возможность, фиксируют данные птицы – размах крыльев, длину когтей и клюва.

Установить приборы «слежения» орнитологи могут только на птенца. Поймать вставшую на крыло птицу практически нереально. А вот птенца в гнезде окольцевать просто, при этом абсолютно не причиняя вреда и неудобства птице.

И колечки, и датчик устанавливают на птенцов в возрасте 50 дней. К этому времени у орлана заканчивается формирование скелета и мышечной массы. По размеру они такие же, как и взрослая особь, только не оперенные.

Кольцевать планируют всех птиц, до которых удастся добраться, а вот датчики наденут только на избранных. Всего этой весной будет установлено 4 датчика. Один из них уже закреплен на птице.

Это только на первый взгляд кажется, что этого мало. Сами сотрудники заповедника рассказывают, что сделать это далеко не просто. Во-первых, работать они могут только на «легких» деревьях. Это те деревья, которые растут по кромке воды, не сильно ветвистые и на которые можно легко забраться. При этом сейчас река разлилась, и до многих деревьев приходится идти по пояс в воде. Да и само расположение гнезд не всегда удобно для человека. Если гнездо находится не у основания ствола, то туда орнитологи не полезут, так как есть риск, что ветки обломятся и гнездо будет уничтожено. Пострадают тогда не только птенцы, но и люди.

– Знаете, один датчик дает результатов больше, чем тысячи окольцованных птиц, – говорит Мирослав.

Как это работает

Сам датчик для орлана-белохвоста весит всего 22 грамма. Есть норма, согласно которой прибор не должен превышать 3% от общей массы взрослой особи. Работает он от солнечной батареи. Крепится на птицу как рюкзак, сам датчик оказывается на спине птицы, между крыльев. Питается он от двух солнечных батарей. А вот координаты передает через мобильную сеть.

– Сам датчик собирает координаты, и, как только птица оказывается в зоне покрытия мобильной связи, начинает передавать их на сервер. У нас бывали случаи, когда два месяца от птицы не было сигналов, а потом в один из дней весь маршрут за это время выстроился, – рассказывает Максим Перковский.

По сути, у каждой птички с датчиком на специальном ресурсе есть свой личный кабинет, ей присвоен логин и пароль. Вот только пользуются им люди, чтобы узнать маршрут исследуемых особей. Установленный накануне нашего визита датчик пока никакой информации на сервер не передает. Птенец еще не вылетел из гнезда; орнитологи практически ежедневно навещают его.

В Астраханском заповеднике есть большой опыт использования датчиков для исследования передвижений стерхов. Уже сегодня его можно назвать успешным. Но и тут бывают грустные истории.

– У нас был случай, когда на протяжении долгого времени птичка посылала координаты с одного и того же места в Икрянинском районе. Когда мы решили её навестить, то нашли лишь датчик. Предположили, что, скорее всего, птицу подстрелили, а датчик выбросили, – делится воспоминаниями Максим.


Кстати, цена одного такого датчика немаленькая – около 1000 евро, но с каждым годом они стремительно дешевеют. Лента же, которой датчики крепят к птице абсолютно безопасна и сделана из прочного материала – тефлона. Её цена 40 евро за п/м.


Работа орнитолога начинается с рассветом

Каждый автолюбитель со стажем довольно хорошо знает все улицы родного города. А вот теперь представьте, что сотрудники заповедника так же хорошо знают все протоки и ерики в дельте. Плюс к этому они с точностью могут сказать, где находится какое гнездо, как туда добраться коротким путем. И это с учётом изменений ландшафта в зависимости от времени года. Сейчас, во время паводка, проехать можно практически везде.

Вообще день орнитолога в заповеднике начинается с рассветом. Как только поднимается солнце, специалисты отправляются на лодке по сформированным еще 30 лет назад маршрутам. Таким образом ведется учет особей. Как правило, в путь отправляются два сотрудника – один этот учет ведет, второй за ним записывает. Вот так бороздить ерики и протоки орнитологи могут от 4 до 8 часов. После чего предстоит еще обработать весь собранный материал. Исключения не делаются и в зимнее время. Эти наблюдения дают понять, как за это время менялся видовой и количественный состав птиц.

Кроме того, весной и осенью проводят авиаучет. В осенне-зимний период в дельту прилетают птицы с северной части России. Здесь, в зависимости от погоды, они или остаются на зимовку, или просто отдыхают и набираются сил перед дальнейшим путешествием. Максимально в дельте может быть от 1 млн до 25 млн особей.

Казалось бы, работа на природе – это сплошное удовольствие. А что! Едешь на лодочке, птиц считаешь… Но орнитологи быстро развенчали наше представление об их работе. Погода не всегда бывает вот такой приятной, большую часть года в дельте «холодно и мокро». Ни мошка, ни жара, ни ледяной ветер не могут являться оправданием для того, чтобы не выйти на учет.

Да и в офис научным сотрудникам тоже необходимо ходить. Надо же где-то систематизировать полученные данные. Там пишутся отчеты, проводятся встречи со школьниками, пишутся научные статьи.

Ну и о чем я совсем не могла подумать – это о том, что орнитологу нужна хорошая физическая форма. Лазать по деревьям, ходить по пояс в воде – это дело не из легких. И если летом физической активности достаточно на работе, то зимой приходится поддерживать форму, играя в волейбол и занимаясь на скалодроме.

А вообще домой возвращаться не хотелось. Хотелось и дальше скользить по водной глади, спускаясь все ниже и ниже к Каспию. Говорят, там вода совсем прозрачная и даже из лодки видна рыба и водоросли. Заповедник не только познакомил меня с Астраханской природой, но и подарил мечту – доехать до Каспия на лодке.

Фото: Вадим Матасов

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Дворовая Команда
Дворовая Команда / автор статьи
Загрузка ...
Dvor Media