Астраханские базары напоминают о Франции

Вот уже две недели Александр путешествует по России. Сейчас он в Астрахани, а дальше планирует добраться до Байкала. Он родился и вырос на юге Франции в семье серба и русской. Александр хорошо говорит по-русски, он студент СПбГУ, изучает тюркологию. Наши коллеги из интернет-издания «Камыш» подготовили большое интервью с путешественником, мы же публикуем только часть его.

— Когда ты впервые приехал в Россию?
— Я приехал в Москву к родственникам три года назад… В 2015 году, значит.

— Расскажи, почему тебе нравится здесь больше, чем во Франции.

— Россия — очень многообразная страна. Здесь есть сто девяносто семь народов или что-то такое… Есть разные климатические зоны и ландшафты, а главное — у населения пока ещё существует какая-то традиционность, скажем так. Неважно, какая она, может, православная, может, мусульманская, но это есть, что не может не радовать.

— Ты уже две недели путешествуешь по России автостопом. Как тебе пришла в голову такая идея? Зачем тебе это?

— Я начал после того, как поступил в СПбГУ. До начала учебного года оставалось много времени, и у меня появился шанс изучить и хоть немного понять эту необъятную страну. Именно поэтому и автостоп — так ближе к людям. Сначала я поехал из Питера в Москву к родственникам, а потом в Пятигорск, где встретился с казаком, который когда-то подвозил меня по трассе ещё во Франции и позвал в гости. До Пятигорска я ехал через Воронеж, Павловск, Ростов, а оттуда направился в Астрахань, проехав через Кабардино-Балкарию, Осетию, Чечню, Дагестан и Калмыкию. И вот теперь я в Астрахани, на перекрёстке европейского и азиатского миров. Через несколько дней поеду в Башкортостан, где встречу знакомую, с которой мы хотим поехать на Байкал.

— Какие у тебя впечатления от Астрахани? Как тебе город, архитектура, климат, люди?

— Если честно, я почему-то чувствую себя здесь как дома. Здесь очень европейская архитектура, есть какое-то сходство с Петербургом, но при этом южный климат, та же широта, на которой Милан и Ницца. Если чуть отойти от центра, тут есть восточные базары, что, как ни удивительно, тоже напоминает о доме — во Франции бывают похожие, где торгуют арабы. Так что я уже как будто знаю эту атмосферу и среду, и это приятно. По поводу людей пока не могу ничего сказать, здесь я хожу с вами и пока не знакомился с другими местными, так что впечатления не очень полные. Но, конечно, здесь очень разнообразное население: есть казахи, есть татары, есть ногайцы, есть чеченцы, калмыки, и это всё мне очень любопытно.

— Что-то конкретное в городе понравилось больше всего?
— Ну, помимо вот этого разнообразия и общей атмосферы, просто визуально очень классные дворы в центре — бывшие Персидское и Армянское подворья с этими галереями, мне понравилось по ним бродить.

— Вчера мы всё же уговорили тебя после дороги остановиться в хостеле, но сегодня ты ночевал под открытым небом. Почему?

— Я дикарь, я не человек для отелей. (смеётся) Не то чтобы гостиницы — это отстой, нет, нормально, просто я вообще не очень люблю денежные отношения, да и так меньше узнаёшь город и его жителей.

— Где ты провёл эту ночь?
— Я ночевал в спальном мешке под деревом в сквере «Армения». Вполне комфортно, неплохо выспался.

— Тебя не беспокоили люди?
— В три часа ночи я проснулся из-за азана, который раздавался с башни мечети на Больших, а ближе к утру ко мне подошла пожилая уборщица и спросила, всё ли нормально. «Да, я просто отдыхаю» — «Хорошо, спи, сынок».

Фото: Портал «Камыш»

Загрузка ...
Dvor Media