Афиша: Я, пулеметчик

Море, песок, один актер и монолог длиною в две жизни и тысячи смертей от лица двух солдат. Деда – пулеметчика времен Великой Отечественной и Внука – бандита 90-ых. Казалось бы, какой из бандита солдат и как его можно ставить в один ряд с героями войны? Более того, отождествлять одним актером, посылом и действиями? Но именно через жизнь девяностых он понял все мотивы героизма и ужасы войны, как это не парадоксально. И попытался помочь понять зрителю. У каждого своя война. «Ведь у Деда в рассказах война какая-то не такая была, не как в учебниках…», – говорил герой пьесы. «»Я, пулеметчик»» – самая пацифистская пьеса, которую я знаю, и такого в наше время тотально не хватает, – говорит режиссер Александр Владимирович Беляев. – Есть замечательная надпись, которую клеят на машины: «Можем повторить». Человек, который это клеит, совершенно забывает о сорока двух миллионах человек, погибших на этой войне. Это же сейчас каждый третий житель страны. Человек, который приклеил, готов каждого третьего пускать в расход?» Такой посыл вложил в постановку режиссер. Это часовая исповедь, рассказ о жизни и смерти, надрыв на грани с нервным срывом. Актер Николай Смирнов рассказывает, что вложил в своих героев: «Мысль о том, что война никому не нужна. Никому не нужна. Не надо. Правда не надо. Не понимают люди, клеят себе на машины эти безумные наклейки. Но это уже вопрос другой. В пьесе для меня это самое важное. Если бы я вышел после спектакля на улицу и увидел, что хоть один пошел и содрал у себя эту наклейку, я был бы рад».

Когда нет никакой угрозы, человек, зачем ты сам себе рисуешь войну из ниоткуда – звучит между строк, когда персонаж называет перестрелки девяностых своей войной. И тут же говорит о людях на горизонте, которые бегут в магазин, занимаются своими делами, им не угрожает ничего от бандитов, которые убивают друг друга за право заработать немного денег. Тогда героизм для персонажа начинает измеряться не числом убитых людей, а числом живых за спиной, тех, кого война не касается, тех, кого она и не должна касаться.

Театр начинается с песка

Николай Смирнов говорит: «Эту роль мне предложил Саша Беляев. Я прочитал пьесу. Она меня впечатлила. Я первый раз читал – у меня в конце волосы на руках встали дыбом. И все, что я сказал: «Когда будем репетировать?» Начали работать. Этот спектакль мы сделали недели за три. Есть, конечно, спектакли, которые полгода репетируются, бывала и такая практика. И не полгода, а больше бывало. Все зависит от совокупности факторов: желания работать режиссера и актера, понимания, о чем пьеса».

Со сцены из уст бандита 90-ых часто звучал мат, и, как выяснилось, на этот случай существует два закона: закон о запрете мата со сцены (с поправкой, что мат допустим, если его отсутствие нарушает целостность спектакля) и закон об авторских правах, запрещающий кромсать текст без дозволения автора. Александр Беляев решил оставить мат, иначе парень из девяностых, рассказывая о перестрелке, был бы уж слишком пушистым.

По всей сцене во время постановки был рассыпан песок, и каждый раз приходится его снова собирать и снова рассыпать обратно. Но никто об этом не жалеет. Актер говорит: «Такие вещи помогают. Согласитесь, это дает жизнь. Ты даже смотришь, и уже все по-другому. С этим классно работать, и куча придумок сразу появляется. Он живой. Здорово, он действительно помогает. И ногам приятно (смеется). Здесь прям кайф, снимаешь обувь и ништяк».

Несмотря на то что «Периферия» арендует Дом актера на время показа своих спектаклей, это не мешает всей команде считать его настоящим домом. На вопрос, что из репертуара хотелось бы поставить на большой сцене, режиссер Александр Беляев сказал, что на другой сцене будет уже другая постановка, изменится форма и цели. А Дом актера уютен и содержит все, что может быть необходимо, отвечает целям «Периферии», а главная цель – не прибыль, она в продвижении ценностей и идей в дружественной атмосфере.

Когда: 26.11.2017

Где: Свердлова, 55

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Дворовая Команда
Дворовая Команда/ автор статьи
Загрузка ...
Dvor Media